Автор: Катюшина Лидия Павловна
Страна: Российская Федерация
Город: Кузнецк, Пензенской
Образовательная организация: МБОУ СОШ №14
Проект: Марафон "Великая Победа великого народа"

Зерно Победы

 

…Вынесу войну,
Сто ран приму, но выстою.
Себя верну, любовь верну,
И щедрую, и чистую.
Такую щедрую, что в ней
Не  думал об измене я,
такую чистую, что ей
Лишь только ты - сравнение!

А. Недогонов


Эта память верьте, люди, всей земле нужна. Если мы войну забудем, вновь придет война.

Память... Человеческая память бережет и сохраняет то, чего уже нет, что давно прошло, и воспроизводит в сознании прежние воспоминания. Даже самые страшные, самые жуткие.

Война... Жестокое слово, лишающее людей сил, но не сломившее их веры и надежд. Война, которая оставила родным лишь письма с фронта, боевые награды и ту самую частичку, которая до сих пор соединяет нас с прошлым - память. Но со временем медали теряются, письма желтеют, а память остается, ведь она вечна. Война принесла бедствия и страдания, но явила выдающиеся примеры мужества и героизма рядовых солдат войны.

     Ночь  глядела миллионами  звезд.  От земли   парило, и река  постепенно окутывалась  серебряным туманом. Тихо- тихо в лугах скрипел коростель. Мы, сосед  Маренников  Петр Иванович, я и моя  мама, сидим  на  скамеечке и говорим о тех, кто не пришел с войны. Дядя Петя, седой  и  чуть сгорбившийся,  но  еще  крепкий 

старик, слушает  молча: он  не любит вспоминать о войне. Видно, много  перенес солдат  в военное  лихолетье.

 

   Вдруг  за  лесом  что- то громыхнуло, дядя  Петя  вздрогнул  и тихо  сказал: «На войне по-всякому было. Кому повезло остаться в живых, а кому нет. Тут воюй , а не гадай. Особенно  тяжело было в первые месяцы  войны.

    В июле 1941 года  наша  часть  попала  в  окружение. После  боя  мы  вчетвером, лейтенант Синцов, я,  Николай Парамонов  да  Иван Терехов,  после  боя отстали  от  своих  и  решили  самостоятельно пробираться к нашим.

Немцы  с  песнями  и  смехом катили  на  мотоциклах и  машинах по нашей  земле, а  мы  тайком пробирались к  своим, прячась в лесах, опасаясь  заходить  в  небольшие  деревушки.  Мы  шли  ночами, а днем  прятались и  отсыпались в лесной чащобе. Так  хотелось  быстрее выйти к  своим и бить  фашистов, но  много ли пройдешь в темноте, да  и  с пути часто сбивались.

   9  июля  подошли  к  небольшой реке. Уже  светало.  У  моста стояли  две  немецкие  машины. Через  дорогу  перекинут  шлагбаум  (как  же  быстро,  сволочи,   поставили!), а рядом  с ним  с  автоматами за  плечами гогочут  мордастые  фрицы.  «Вот  бы  захватить  машины - и к  своим!»- молниеносно  пронеслось в мозгу. А Синцов  уже  тихо командует: «Внимание!»- и жестом  показывает на фашистов. Мы нырнули  в  заросли  ивняка.

-Как  брать будем?

-Обойдем с другой  стороны, попробуем  подобраться поближе. Потом бросок. Иван, коси всех, чтобы ни одна  гадина не уползла.  Николай и Петр, к машине!  А  то катят  по  нашей  земле, сволочи!»    Речка  пропадала  в тумане, а на другом  берегу стеной стоял лес. Что  ждет  там  нас?

Мы отошли немного назад и по одному  перебежали через дорогу. Немцы ничего  не  заметили. Мы   двинулись  вперед, вот  уже и  прибрежные  кусты. Иван  изготовился.  «Огонь!»- скомандовал  Синцов и взмахнул  рукой.

Раздалась  очередь, и  бойцы  рванули  к  машине. Немцы  были  ошеломлены. Николай увидел  сидящего в  кабине офицера.  Тот  рвал  из  кобуры  пистолет. Удар прикладом - и  в машину.  Я кричал « Ребята, быстрее!»

Заурчал  мотор, а на дороге  показалась колонна немецких  солдат.

-Ну,  держись, братки!- закричал Николай. Сзади  послышались  очереди. Машина рванула, и  вот  он, другой  берег  реки, а впереди  лес.

-Только  бы  до  него добраться, а там уйдем!- подумал я. Кусты  хлестали по  бокам машины, свистели  пули  и  вгрызались в борта.

 Наконец  лес. Проскочили! «Давай, Коля, жми, пока бензин  есть»,-

отдал приказание лейтенант. Километров  сорок  проехали и решили остановиться, осмотреться.

   Загнали машину в кусты  и  лежим, слушаем. Послышался  скрип  колес. Из-за  поворота  показалась лошадь, запряженная в  телегу. В  ней  сидел  мальчишка лет  тринадцати  и  опасливо  смотрел  по  сторонам.  Лейтенант  с Николаем  вышли  на  дорогу. Парнишка, увидев  своих, заулыбался, а потом  быстро замахал  руками и закричал:

-Дяденьки, уходите: сейчас немцы  здесь  будут!

-Далеко ли до наших?

-Нет, наши,  слышь, в Сосновке, километрах  в  десяти отсюда.

- Уезжай, малец,  сейчас  здесь  бой  будет!

     Разбились  на две  группы. Валун принесли  от  сосны, чтобы  немцев  выманить  из  машины. Действительно,  через  некоторое  время  показалась машина  с  солдатами .  Видно, нас искали.  Возле  валуна машина остановилась, раздалась резкая команда. Четверо солдат  соскочили на   землю и, сраженные  пулями, упалию Синцов  бросил гранату  в  кузов,  раздался  взрыв.  Через  минуту  все  было кончено. «Забираем  оружие  и  в  лес!» -скомандовал лейтенант.          

Наш  маленький  отряд  дальше  решил  пробираться пешком.

Осторожно  шли  по  лесной просеке,  прислушиваясь к звукам. Вдали  что-то громыхало.

-Стой, кто идет?- неожиданно раздался молодой  голос.

- Свои,  из  окружения выходим!

-Выходи  по  одному. Климов, зови командира.

Ну, а потом у нас проверили документы. А у нас-то они в порядке были, да и оружие с собой принесли, не только  родные винтовоч-ки, но и  немецкие  автоматы. А потом  ночь  у  своих.  И   такие  родные  звезды… И такой  запах  полыни, клевера  и  еще  чего-то,  что  Родиной зовется. Да,  знал  я,  что воевать  насмерть  придется. Но  ведь  плечом  к  плечу  со  своими.  Где  потом  воевал? Под  Смоленском,  в  Белоруссии, в  Польше ранило, был демобили-зован. Домой вот вернулся.

А   о войне  не могу  говорить:  слеза  жжет. Будь  проклята она!

Дядя  Петя  замолчал и  долго  слушал  тишину.  «Благодать-то  какая!»-  тихо  проговорил он, и мы тоже, завороженные  красотой  мирной ночи,  молчали.