75-летию Победы в Великой Отечественной войне посвящается…
Методический материал
"Великая Отечественная война в Боровском районе»
(по материалам исследовательских работ учащихся, руководитель Сикора Елена Анатольевна)


Бьётся ли пульс планеты,
Дремлет ли тишина,
Меня преследует эта,
Ушедшая вдаль, война…

Ольга Суханова

 

Великая Отечественная война принесла много горя и слёз.   Сколько людей  потеряли своих родных и близких! Мы не видели войны. Эта жестокая война оставила свой след в жизни каждого.

Сегодня мы расскажем  о том, как жители близлежащих деревень  пережили эту страшную  войну.

Старожилы деревни  Серединское рассказывают, что войну предвещало изобилие в лесу грибов и огненные закаты и рассветы. Как будто небо горело. Было очень страшно. Бабушки говорили: «К войне!»

Так и случилось. 22 июня 1941 года на нашу землю напали фашисты.

Ушли на фронт почти все мужчины: деды, отцы, братья, мужья. Всё легло на женские и детские плечи. Копали окопы.  Все лошади были угнаны на фронт.   Заготавливали дрова на зиму. 

Горохову Михаилу Григорьевичу было 11 лет, когда отец уходил на фронт. Это было 22 августа 1941года. Поцеловал жену и трёх дочерей. Подошёл к Мише, взял на руки, поднял вверх, опустил на землю и сказал: «Сынок, остаёшься за старшего. Вся тяжёлая работа теперь твоя. Береги мать и сестёр! Вернусь с войны, с тебя спрошу». Потряс за руку и ушёл.  И не вернулся. Не успел написать ни одного письма. Уже  в сентябре 1941 года пришло извещение, в котором было написано, что Горохов Григорий Тимофеевич пропал без вести под Ельней. Мама все ждала, надеялась, что вернётся. Плакала по ночам. Просыпалась от каждого шороха.

Гусева Надежда Дмитриевна, 1926 года рождения, сейчас живёт в Серединском, а  во время войны жила в деревне Старая, которая  находится в восьми километрах от нас.

Она рассказала, что  с самого начала войны все, кто мог, копали оборонительный рубеж от деревни Шувалово до деревни Воронино.  Работали днём и ночью.

8 октября 1941 года немцы заняли деревню Старая.  Был страшный бой. На земле лежало очень много солдат: и наших, и немецких.  Земля была перемешана с кровью и убитыми телами.  Раздавались залпы орудий, крики людей. Пахло гарью и пылью.

Когда бой закончился, стали собирать убитых, чтобы немного прикрыть их землёй. Надежда нашла раненого солдата и с помощью мамы принесла его домой. Так, как отец был фельдшером, то дома остались бинты, вата и кое-какое лекарство. Раненого перевязали.  Он потерял много крови. В бреду просил написать домой маме в Казахстан, где он будет похоронен. Попросил пить.  И рано утром умер. Письмо отправили, но ответа так и не пришло. Может, из родных никого в живых не осталось.   

11 октября   1941 года   после страшного боя в  деревне Пинашино изрядно потрёпанные, измученные, грязные и голодные  немцы наступали на нашу деревню Серединское . В сторону деревни Медовники двинулась колонна вражеской пехоты численностью 2000 человек. Задержать их пытались солдаты танковой роты и мотострелкового батальона под командованием В.Ф.Горбачёва. Легковая машина повернула обратно, а 2 танка и танкетка проскочили на ложный аэродром между Медовниками и Тишнево. Тут же со стороны леса образовалась цепь вражеских солдат. Красноармейцы отступили в сторону Верейского района. Бойцов Боровского истребительного отряда осталось 13 человек. Они скрытно по оврагу ушли в лес. 

Немецкие солдаты заняли всю деревню. В каждом доме поселилось по 10-15 человек. Они приехали на своих подводах. Большие лошади-тяжеловозы возили пушки. Фашисты ходили по домам и отбирали всё, что можно: еду, одежду, корм для скота.  Резали кур, поросят, коров. Расставили по дворам своих лошадей и заставили жителей их кормить.

Во дворе Гусевых стояло 5 лошадей. Худенькая 13-летняя Настя  утром и вечером с двумя ушатами в руках таскала воду. Было тяжело, плакала, но шла. Всё сено, заготовленное для коровы на зиму, было скормлено немецким лошадям. Мама успела спрятать под печку и закрыть заслонкой 5 кур и петуха.    Закопала в землю 2 сундука с зерном. Лошади учуяли   и раскопали. Съели всё. Хозяйку за то, что спрятала, хотели расстрелять. Однажды чуть не расстреляли младшего сына за то, что он зашёл в дом с собакой. Один немец вытащил мальчика на улицу, другой схватился за ружьё. Мать плакала и умоляла не трогать ребёнка. Позвали старосту. Он уговорил не убивать сына. Его не тронули, но приказали, чтобы в деревне его не было.

По ночам мать варила для партизан картошку, свёклу, пекла хлеб. Это было очень опасно. Об этом никто не знал и даже дети.

Подростки помогали партизанам. Мазурова Екатерина Михайловна, 1927 года рождения, была связной. В партизанском отряде её ласково называли «связная Катя» или «разведчица». Она вместе с сестрой Машей и соседкой Широковой Анной доставляли ценные сведения.  Ходили в деревню Федорино и узнавали, где находятся пушки, танки, в каком доме немецкий командир.

Однажды Катя пришла к партизанам в дом Мазуровой бабушки Марии. Вдруг появились немцы. Партизаны спрятались в подпол. Связная быстро сняла верхнюю одежду и села на табурет посередине комнаты на ту половицу, которая открывала подпол. Фашисты зашли, кричали что-то по-своему. Спросили, кто эта девочка. Бабушка сказала, что дочь.  Так  были спасены партизаны.  

Зима 1941 года была суровой. Морозы стояли до 43 градусов. Снега было очень много.  Наверное, мороз тоже помог спастись от немцев.  Они укутывались во всё, что можно, обвязывали ноги платками, тряпками. Отнимали у жителей обувь и тёплую одежду прямо на улице и по всей деревне гнали босиком  по снегу.    

Комсомолец Пухов Иван из нашей деревни  решил стащить у немцев повозку с оружием. Его поймали. Долго мучили, били, пытали, волоком протащили по всей деревне и на огороде расстреляли. Закопать не разрешили. Через несколько дней бабушка Катя Ширяева ночью тихонечко пробралась, выкопала могилку и похоронила Ивана. После ухода немцев перезахоронили его тело на кладбище в деревне Серединское.

Немцы расстреливали всех, кто оказывал хоть самое малое сопротивление. Погибших хоронить не давали.

Боголепова Мария увидела, что летит самолёт.  Стала махать платком, обрадовалась, думала, что наши. А это были фашисты, и они сразу её  застрелили.

Вера Волкова бежала в соседнюю деревню Бортники, чтобы узнать, где находятся немцы. Её заметили и расстреляли.

87  дней и ночей хозяйничали фашистские оккупанты в деревне Серединское.  6 января 1942 года наши войска освободили деревни Тишнево, Медовники и Серединское. Жители начали восстанавливать разрушенное хозяйство, трудились от зари до зари, чтобы приблизить освобождение нашей страны от немецко-фашистской оккупации.

Горохова Лидия Николаевна, 1935 года рождения, живёт рядом со мной, в соседнем доме. До войны жила  в красивой деревне Шубино Орловской области. Ей было 7 лет, когда в деревню пришли фашисты. Начали стрелять. Выгнали всех из домов и стали поджигать дома один за другим.  Двое ехали на мотоцикле: один с канистрой, другой с факелом. Оставили только один дом. Сожгли всю деревню. Сначала отправили в Германию молодых девушек. Среди них была сестра Екатерина, 1926 года рождения. Отцу предложили стать старостой, тогда дочь не увезут, но он отказался. Сказал: «Пусть заберут дочь, зато вся семья будет честной перед Родиной». Как выяснилось позже, в Германии Катя доила 25 коров и ухаживала за пожилой парализованной немецкой женщиной.

Лидия  с  сестрой,  братом, отцом и мамой попала в плен к немцам. Их сначала привезли в Белоруссию, потом  увезли в Германию в концлагерь в город Эрфурт. Везли в открытых товарных вагонах без барьеров, вместе с танками. Людей было очень много. Некоторые не выдерживали, засыпали и падали, попадали под колёса состава. Когда приехали, поселили всех в длинные бараки, сбитые из тёса, в одну дощечку. Спали на настилах из досок.  Кормили супом из картофельных очисток и хлебом, изготовленным из  опилок и малого количества муки. Иногда бабушка, которая готовила еду для фашистов, прятала в чулок очищенную картофелину и давала по чуть-чуть детям.

На территории лагеря стояли две огромные печи.  Утром взрослых отправляли на работу. Вечером многие не возвращались.  Позже узнали, что их сжигали в печах.  Когда детей выпускали на улицу, что было очень редко, они видели страшные высокие трубы печей, из которых валил густой чёрный дым. До сих пор Лидия Николаевна не может видеть, когда из  труб деревенских домов идёт дым.  Сразу перед глазами  встают ужасные картины пережитого в лагере.  

Однажды  в 1945 году всех согнали в какое-то помещение и хотели взорвать. Люди прощались друг с другом, но взрыва не произошло. И ночью пленные были освобождены.  Но ещё несколько месяцев жили в концлагере, ждали отправки домой.   

О войне в деревне Зеленино рассказал Баланцев Евгений Валентинович. Во время Великой Отечественной войны его мама с подругой были в Смоленской области на передовой, подавали снаряды солдатам. Как только живы остались. Прогнал их один офицер, сказал, что нечего им, таким молоденьким, делать на фронте. И они пешком ушли домой. Долго шли, но пришли, а в этот же день, 12 октября 1941 года, в районе деревень Зеленино, Ищеино, Гордеево был страшный бой.

В крайний дом попал снаряд. Погибла женщина и четверо детей. (Сейчас на том месте стоит дом пастуха Юры Смыслова).

Погибло много солдат и офицеров. Сержант Илья Евгеньевич Николенко совершил подвиг, уничтожил фашистский танк, а сам погиб смертью храбрых.

Лейтенант Александр Владимирович Краснокутский повторил подвиг Николенко.

Когда немцы пришли,  то местное население ушло в село Каминово. Там землянки рыли, а немцы жили в домах и пригнали пленных солдат наших и закрыли в сарае, который стоял около переезда речки. А  дед Ивана Филипповича Артамонова был тогда старый и очень любопытный. Это немцам не нравилось, и они его тоже вместе с внучкой Катей, Фросей и Сергеем Артамоновыми в сарай запихнули. Жители с трудом уговорили немцев выпустить односельчан.  А пленных сожгли в сарае.

Недалеко от сарая стояла русская пушка. В нее ударил снаряд. Погиб или артиллерист, или  наводчик. Второй  похоронил однополчанина в воронке. После войны  приезжали  родные погибшего. Искали, но не нашли.

Страшная Великая Отечественная война не обошла и деревню Коростелево. Ушли на фронт отцы, мужья  и братья. Остались в основном женщины. Всё легло на их плечи.

С 12 октября 1941 года по 5 января 1942 года деревня была оккупирована немцами. Шли жестокие бои за Москву. Фашисты селились в лучших деревенских домах, резали скот, отбирали продукты. Было уничтожено всё имущество сельского совета и избы-читальни. Ущерб составил 5307 рублей.  Разграблены все общественные постройки. Акт ущерба по колхозу не сохранился. Есть данные по соседнему колхозу, 58215 рублей. Это огромные деньги в то время. Судя по всему в колхозе «Ленинское знамя» (деревня Коростелево) ущерб был примерно такой же.

С приходом Красной Армии колхозники тут же приступили к восстановлению общего хозяйства. Они трудились день и ночь.   Коростелевский сельский совет с соседним Федоринским заключали договора социалистического соревнования, в котором были указаны обязательства по сельским советам и колхозам. Работники советов обязались

повседневно проводить в жизнь законы советской власти  большевистской партии и Конституцию. Наводили порядок в учёте и отчётности, подаче сведений. Проводили дежурство в совете круглосуточно. Выпускали два номера стенгазеты в месяц.

Колхозники очень бережно относились к семенам, не допускали их порчи и хищения. К полевым работам готовили коней, быков и тёлок.  Кормили лучшими кормами. Коней с 1 апреля ставили на отдых. Весь рабочий скот был закреплён за бригадами, звеньями. До 25 апреля каждого года приобретали повозки для лошадей. Делали специальные повозки для бычков и тёлочек. Выполняли план по вывозке удобрений на поля. В 1943 году  было вывезено 4040 тонн навоза, 135 центнеров золы, 30 центнеров птичьего помёта. Проводили подкормку  и боронование озимых посевов площадью  200 гектаров.  Весной сеяли зерновые на 318 гектарах, сажали картофель на 80 гектарах, овощи – на 29 гектарах. На семена высаживали капусты 400 штук,  кормовой свёклы  - 1000 штук, столовой свёклы – 500 штук. За овощами тщательно ухаживали: пололи, прореживали, своевременно поливали, окучивали. С 20 июня начинали сенокос.  Уборка зерновых начиналась при восковой спелости. В течение 20 дней убирали весь картофель и другие овощи, бороновали и вспахивали участки. Поставляли государству молоко, мясо, шерсть, зерно, картофель, овощи. Колхозники работали за трудодни, за которые получали  хлеб. Им выдавали талоны на продукты. 

Много горя и слёз принесла проклятая война. Многие не вернулись домой. Фёдорова Александра Харлампьевна вспоминает, как пахали на быках и копали лопатами многогектарные колхозные поля, усеянные осколками мин и снарядов. Не забыть, как собирали семена для посева. Вдовы и матери погибших в чёрных платках  молча подавали узелки с зерном, корзинки с картофелем. 

О том, что такое война, Голубев  Никита Васильевич из  деревни Медовники узнал в 9 лет. Он помнит, как  покупал тетради для школы в магазине. Прибежала мама и сказала: «Война! Немцы!» Продавщица быстро закрыла магазин и ушла. Немцы сломали дверь, забрали весь товар. Разграбили все дома. Первое время жители ютились в погребах и подвалах, потом в своих  домах. Недалеко от магазина между домами стояли зенитки. В школе сначала  был военный госпиталь, потом конюшня. Между деревнями Медовники и  Болдаково располагался аэродром советских войск. Двое офицеров с аэродрома периодически находились в доме у Голубевых. Подарили Никите комбинезон, чтобы мама сшила ему костюм. Звали прокатиться на самолёте, но мальчик побоялся.  Отец Никиты Василий Фёдорович (1889) был хорошим плотником. Всю войну работал на аэродроме, ремонтировал самолёты. Когда закончилась война, домой вернулись немногие. Волнов Пётр пришёл глухой после контузии.

2 Мне нравится
Поделиться:

Оставить комментарий